narine13e

Categories:

Комитас, Фанос, Егишэ

Национальная галерея Армении
Национальная галерея Армении

Перед нами два портрета великого Комитаса, написанные его друзьями Егишэ Тадевосяном и Фаносом Терлемезяном. Эти две работы являются, в хорошем смысле, иконами Комитаса: именно эти два художника задали тон для портретов музыковеда. Именно они придумали символы, выражающие жизненный путь композитора.  И хотя изображений Комитаса великое множество, и они разнообразны, но эти двое близких ему людей сумели настолько точно подобрать «говорящие детали», что большинство других художников так или иначе использовали их как реплики. Итак!

Роберт Аветисян, "Родные напевы" 1969, Национальная галерея Армении
Роберт Аветисян, "Родные напевы" 1969, Национальная галерея Армении
Левон Коджоян, "Весна", 1969, Национальная галерея Армении
Левон Коджоян, "Весна", 1969, Национальная галерея Армении

Кажется, здесь Комитас один. Но вдалеке мы видим шагающих по дороге девушек в длинных платьях. Он вдалеке, как и у Тадевосяна, но все-таки с ними.

Генри Сиравян, "Веночки. Комитас и Туманян" 1969, Национальная галерея Армении
Генри Сиравян, "Веночки. Комитас и Туманян" 1969, Национальная галерея Армении

На этой картине Комитас наблюдает за девушками вместе с Ованесом Туманяном, который в свою очередь собирал сказания и легенды. Почему Сиравян изобразил их на кладбище, я не знаю. У этого художника много неожиданных решений, комитасовская тема не стала исключением.

Петрос Бейдурдян 1969 Национальная галерея Армении
Петрос Бейдурдян 1969 Национальная галерея Армении

Перед нами несколько портретов, написанных к столетию Комитаса. Их, конечно же, гораздо больше. Но пока рассмотрим эти, в которых мы видим отсылку к портрету Тадевосяна. Художник сделал акцент на полевых работах Комитаса. Музыковед путешествовал по деревням и записывал крестьянские песни. Тадевосян изобразил его стоящим невдалеке от девушек, поющих на сельском празднике. У Петроса Бейдурдяна тема смикширована. В городской квартире, за фортепьяно Комитас был изображен в 1956 на картине Саркиса Мурадяна. Бейдурдян списывает девушек не то в воспоминания музыковеда, не то помещает их на картину за его спиной. А вот какое решение у Григора Ханджяна:

Национальная галерея Армении
Национальная галерея Армении

На левой картинке явный отсыл к Тадевосяну, Комитас прислушивается к девушкам, прислонившись к дереву. На втором страшном рисунке обезумевший от горя музыковед бежит среди павших, в которых мы узнаем девичьи фигуры. А еще здесь образ трех деревьев, о котором будет отдельный пост, а пока приглядимся к портрету кисти Ерванда Кочара.

Ерванд Кочар, Комитас, 1948, Дом-музей художника в Ереване
Ерванд Кочар, Комитас, 1948, Дом-музей художника в Ереване

За спиной у Комитаса — три деревца. В руках ноты и карандаш — как у Тадевосяна, но тут он позирует, а не углублен в работу. 

Саркис Мурадян, "Последняя ночь" 1956 Национальная галерея Армении
Саркис Мурадян, "Последняя ночь" 1956 Национальная галерея Армении

Саркис Мурадян обратился к мотивам Терлемезяна. На его картине мы видим национальные инструменты, ковры, и самого композитора за работой. Но художник вводит новшество, делает акцент на сочетании европейской традиции с народным наследием. Это оказалось востребовано и — растиражировано так, что требует отдельного разговора. А пока еще один Комитас с сазом и на ковре:

Тигран Сарксян, Комитас, Национальная галерея Армении
Тигран Сарксян, Комитас, Национальная галерея Армении

Он в городском интерьере, в комнате стоят кресла, но композитор сидит на ковре на полу, видимо ностальгируя по поездкам. А вот смикшированный вариант, здесь Комитас находится среди крестьян, а не наблюдает за ними издалека, и он в работе, записывает ноты:

Веик Тер-Григорян (1903 - 1965) "Комитас собирает народные песни", Национальная галерея Армении
Веик Тер-Григорян (1903 - 1965) "Комитас собирает народные песни", Национальная галерея Армении

А вот прекрасная работа Эдуарда Арцруняна (1929 - 2010), написанная в 1978 году. Одна из лучших. Здесь есть и дань традиции, отсылка к Тадевосяну, и собственное видение, нешаблонная, самостоятельная подача.

Эдуард Арцрунян, 1978, Национальная галерея Армении
Эдуард Арцрунян, 1978, Национальная галерея Армении

Но вернемся к Тадевосяну с Терлемезяном. В отличие от всех других авторов комитасовских портретов, эти двое были знакомы с ним лично и делали одно дело, каждый в своей сфере. В Национальной галерее Армении есть еще кое-что интересное:

Национальная галерея Армении
Национальная галерея Армении

Обе работы — этюды к картинам. Где теперь эти полотна неизвестно. Скорее всего, написаны они в разное время. Тадевосян изобразил композитора с густой шевелюрой, а в Терлемезяна уже нет. Не исключено, что на самом деле это один из вариантов уже известной нам картины, просто написанный с другого ракурса.

Национальная галерея Армении
Национальная галерея Армении

1935 и 1913. Казалось бы, разрыв в более чем двадцать лет. Но не совсем. Первый этюд Тадевосян создал еще в 1903. А спустя без малого тридцать лет, в 1931 он сделал сразу два новых этюда. Комитас доживал свои последние годы в парижской клинике — разбитый и больной. Окончательный вариант картины появился в год его смерти, в 1935.

Егишэ Тадеовсян, Комитас 1903, этюд Национальная галерея Армении
Егишэ Тадеовсян, Комитас 1903, этюд Национальная галерея Армении
этюд 1931 года Национальная галерея Армении
этюд 1931 года Национальная галерея Армении
этюд 1931 года  Национальная галерея Армении
этюд 1931 года Национальная галерея Армении

Не Тадевосяном ли вдохновлялся Ара Арутюнян, создавая скульптуру, расположенную у Ереванской Консерватории? Ведь он прислушивается, прислонившись к дереву.

Ара Арутюнян, Комитас, 1988
Ара Арутюнян, Комитас, 1988

ПРислушиваются также скульптуры Хачатура Искандаряна и этюд великого Гукаса Чубаряна — к сожалению, неизвестно, успел ли мастер изваять ее.

Хачатур Искандарян, филиал Национальной галереи Армении в Джермуке
Хачатур Искандарян, филиал Национальной галереи Армении в Джермуке
Гукас Чубарян, Комитас, 1977 Национальная галерея Армении
Гукас Чубарян, Комитас, 1977 Национальная галерея Армении


К терлемезянвоскому ковру мы еще вернемся, когда разберем его сквозь печальный сюжет Саркиса Мурадяна, а затем рассмотрим тему трех сухих деревьев  (в этой подборке она на портрете Кочара и частично у Ханджяна) концептуальные портреты с самостоятельной подачей.

promo narine13e october 24, 2019 07:00 2
Buy for 30 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic