narine13e

Categories:

"Алфавит" Григора Ханджяна

Если фреска “Аварайрская битва” не претерпела почти никаких изменений по сравнению с гобеленом, то для “Армянского алфавита” разница между первым и вторым вариантами довольно заметна. Изображение стало шире, на нем появились новые фигуры. Исчезла одна из крылатых девушек, а вместо Арарата и седьмой буквы Айбубена появились хоругви.

В центре композиции стоит создатель армянской письменности Месроп Маштоц. В его руках - армянский алфавит, Айбубен? созданный, или восстановленный им в 405 году. Огромный труд, проделанный Месропом Маштоцем определил всю дальнейшую судьбу армянского народа: он не только создал алфавит, но и собрал группу ученых, которые перевели на армянский практически всю современную им мировую литературу. Это создало для армян новую реальность. Также Маштоц создал систему школ, которая просуществовала много веков. Инициатором реформ был католикос Саак Партев, на фреске он сидит патриаршем престоле, царь Врамшапух (в центре композиции над Маштоцем) создавал все условия для работы Месропа и его учеников. Создание Айбубена стало мощным толчком, сильнейшей базой для развития армянской литературы, науки, объединения народа. И не случайно над челом Маштоца крылатая девушка держит золотой обруч.

Тайна Ангелов

Обратимся к самым необычным персонажам фрески - к ангелам. Работа была начата в конце семидесятых. Бога в СССР "отменили" уже очень давно, и любые религиозные мотивы выглядели непривычно. Тем более в этом случае, ведь эскиз к гобелену выполнил не простой художник. Григор Ханджян на тот момент уже академик АХ СССР. Это значит, что его мастерство, знания, творческий путь признаны на уровне всей огромной страны, а не только в Армянской ССР. Ханджяна выпускают (в отличие от простых смертных советских граждан) за границу в капиталистические страны, ему доверяют представлять не только армянское искусство, но и весь Советский Союз. И вдруг ангелы. Более того, одна из девушек касается нимба над головой Месропа Маштоца, святого Армянской Апостольской Церкви.

Картон к гобелену. Композиция меньше по краям на одну фигуру, фигур в целом меньше, и присутствует второй ангел.


Вверху справа - женщина старшая по возрасту - Гаяне. Младшая - Рипсиме в красном плаще.

Евангелисты

Только на этой, левой части триптиха соблюден хронологический порядок: персонажи, которые явились в мир раньше, изображены ближе к зрителю. Новые поколения будто уходят вглубь композиции. Это не касается, впрочем, Месропа Маштоца, короля и Саака Партева. Все остальные подчиняются этому правилу. Итак, начнем с самого переднего плана.

Символы, выдавшие в этом образе Богородицу - голубка и форма платка
Богоматерь с Петром и Павлом - обратите внимание на покров
Алтарь в Эчмиадзине
Один из вариантов эскизов для алтаря. Прзировали невестка и внук мастера.

Девочка-подросток и злотокудрый мальчик стоят на ступенях алтаря. За мальчиком - четверо мужчин. Кто они? Каждый мужчина держит в руках книгу, но заметить это можно, лишь пристально вглядевшись. Лишь у одного из них книга видна более отчетливо. Это - евангелие, с распятием на переплете. Трое из них подняли вверх правые руки в жесте восхваления. Четвертый - левую. В его волосах золотой обруч, такой же, как у мальчика. И стоит к нему ближе, чем остальные. В христианской традиции иногда изображали трех евангелистов, и стоящего отдельно от всех Иоанна. Зачем же он изобразил Христа ребенком? Ответ очевиден, чтобы скрыть от глаз цензоров. А присутствие его на картине, повествующей о создании Алфавита объясняется тем, что первые книги переведенные на армянский язык - это священная христианская литература.

У каждого из четверых в руках книги, что не сразу бросается в глаза

Золотой обруч в волосах - символ, заменяющий корону. Конечно, это ни в коем случае не могло быть оглашено. Но по какой причине Ханджян изображает младенца Христа и евангелистов? Во-первых, не будем забывать, что заказчиком работы была церковь. Во-вторых, было очень важно любыми способами сделать полотно всенародным достоянием. Не имевшие никакого религиозного образования советские люди ничего и не заметили. Цензоры, увлеченные целью убрать ангела, не стали приглядываться. И все получилось. Символически же младенец Христос напоминает о том, что с помощью Айбубена армяне пронесли сквозь века свое звонкое Слово (одно из имен Христа), то есть культуру. Систему церквей Маштоц возьмет за основу для создания армянских школ. Эта мощная сеть просуществовала вплоть до Советизации Армении - на родине, и продолжает жить до сих пор в Спюрке. Принцип - почти при каждом храме открывались школы. Армяне, утратившие государственность, сохранили письменность, историю, культуру. При СССР это было уже не актуально, так как появилась новая система обучения. Зато в Спюрке, когда мы строили церкви, при них сразу же появлялись школы, где дети, рожденные в Гахте не только учились читать и писать. Но и узнавали о своих корнях.

Весьма загадочна фигурка девочки-подростка, стоящей по другую стороны от Маштоца. Кто она?  Вне всяких сомнений - Богоматерь. Мастер надеялся, когда-нибудь стать понятым. Именно поэтому образ на алтаре Кафедрального собора он делает максимально близким к этому, почти незаметному на общем фоне, образу. Более того, помимо двух эскизов для алтаря, пишет еще одну, отдельную картину.

На картонах к гобелену отчетливо видна разительная эмоциональная разница лиц короля и католикоса. Лицо царя торжественно, оно застыло в созерцании, глаза будто смотрят в будущее. А Саак Партев улыбается, его глаза влажны, лицо - необыкновенно живое. На фреске выражение лица изменилось, Партев стал более задумчивым, сосредоточенным. Он сидит в присутствии стоящего Короля, это право есть только у него.

Таинственный портрет

Католикоса Вазгена, без которого триптиха не появился бы на свет, Ханджян изобразил в правой части композиции. Он стоит за спиной у святой Гаяне, и наблюдает за происходящим. Рядом с католикосом стоит, опустив голову молодой человек. Его взгляд направлен внутрь себя. Основываясь на портретном сходстве, расположении рядом с Вазгеном и позади Гаянэ, мы предполагаем, что это портрет Хорена Мурадбекяна, молодого католикоса, убитого в 1938 году и похороненного во дворе храма св Гаяне. После развала СССР могила была перенесена к Кафедральному Собору, как и полагается человеку его ранга. К сожалению, никаких документальных подтверждений этой гипотезе на сегодняшний день не найдено.

Структура “Алфавита” выстроена таким образом, что все, кто стоит позади Месропа Маштоца, смотрят на нечто в центре композиции. И царь, и католикос, и люди стоящие справа, слева - все смотрят туда, а девица Мариамне протягивает кому-то невидимому гранат, символ знания и невинности. Что же там находится? А там - Свет. Не случайно на эскизах для гобеленов над головой у цар сияла литера Э, символизирующая духовную столицу армян - Эчмиадзин, что в переводе означает “Место, куда спустился Свет”. Ханджян изобразил  Свет знания, свет надежды, свет божественного благословения на жизнь для армянского народа и тех ценностей, которые он несет в Вечность.

На фото, где Мурадбекян без головного убора видна форма залысины - такая же как у мужчины на картине
Характерная редкая среди армян особенность - широко расставленные глаза как на кратине
Справа мы видим троих мужчин, молодого и двух седых. Предполагаем, что это - Хорен Мурадбекян. Рядом с ним - Католикос Вазген.


promo narine13e october 24, 2019 07:00 2
Buy for 30 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic