narine13e

Category:

Гера едет в Калининград!

14 апреля в Калининграде пройдет очень важная для армянской истории выставка. Герман Авакян представит фотографии современных армянских поэтов со строками из их стихов. И это не просто поэты, это особое поколение: первый клуб литераторов Третьей Республики. Но обо всем по порядку.

Visual Poetry

1989 год. Время надежд. Медленно, медленно начинается блокада. Постепенно перестают топить в помещениях, и вот уже на работе никто не снимает пальто, потому что не топят. Ереван выглядит так, будто он снится, а не существует на самом деле: не ходит транспорт, не работают телефоны, сотрудники НИИ приходят на работу, зарплата с которой их не кормит, просто для того, чтобы не сойти с ума. 

А в это время в редакции «Гарун» кипела жизнь. Герман пришел на работу в «Гарун». На тот момент в Армении он был относительно недавно: приехал в восьмидесятом году из Белорусии. Армянский язык учил «не отходя от кассы»: коллеги приглашали его в бары, где проходили чтения. Таким образом учителями фотографа стали те, кого сегодня считают по праву первыми именами в армянской литературе: Армен Давтян, Марине Петросян,Тигран Паскевичян, Вааг Атабекян, Ваграм Мартиросян, Хачик Манукян. Денег не было ни у кого. Была атмосфера. Ведь это было первое поколение, которому не приходилось писать пять стихов о партии и Ленине, чтобы опубликовать одно на «свободную тему». 

Не смотря на все трудности, на охватившую всю страну депрессию, в стране выходили газеты и журналы, а «Гарун» был одним из самых популярных. Он давал глоток воздуха в мире, из которого уходила атмосфера прежнего Еревана, города обсуждений и споров на высокие темы. В какой-то момент «Гарун» вообще стал единственным органом, в котором можно было, что называется, приподняться над действительностью. Герман Авакян вспоминает: «Тираж журнала исчислялся шестизначной цифрой, что для маленькой Армении означало, что каждый двадцатый житель страны был знаком с содержанием журнала и именами авторов журнала». Пришла идея соединить поэзию с фотографией, но это оказалось делом не простым. Авакяну было важно уравнять строки с картинкой. И вот, он нашел решение. Оно пришло после прочтения эссе Иосифа Бродского «Поклониться тени»:

 

«Странное это дело - лица поэтов. Теоретически облик автора не должен иметь значение для читателей: чтениe - занятие не для нарциссов, как, впрочем, и писание, однако к моменту, когда нам понравилось достаточное число стихов поэта, мы начинаем интересоваться наружностью пишущего. Это, по-видимому, связано с подозрением, что любить произведение искусства означает, распознать истину или ту ее часть, которую искусство выражает.

Неуверенные по природе, мы желаем видеть художника, которого мы

отождествляем с его творением, чтобы в дальнейшем знать, как истина выглядит

во плоти”. Всего с момента зарождения идеи и до ее воплощения прошло двадцать пять лет. Огромный срок. Теперь уже на этих поэтов смотрят молодые, а сами они издают очередные сборники, причем не всегда на родине.

Это не первый проект, в котором Герман Авакян фиксирует лица нашего времени, и даже не второй. У него несколько знаменитых серий, в которых запечатлены люди. Например, серия 2015 года в которое известные артисты, журналисты, музыканты фотографировались с гипсовой маской самого Германа. Так ему удалось собрать галерею образов современны деятелей. Многих из них уже нет в живых. Или другая серия, страшная: матери пропавших без вести солдат карабахского конфликта с вещами своих детей, будто в вечном ожидании. Но самая известная и самая трогательная – серия, в которой Герман собрал мальчиков и девочек, родившихся после смерти своих отцов, погибших на войне. Кроме этого, Герман много ездит по Армении и снимает жизнь, которая оказывается вне фокуса обычных новостей.

Для того, чтобы покрыть расходы на выставку в Калининграде, Герман организовал распродажу своих работ. Большинство выставок он организовывает сам – ситуация весьма характерная сегодня для армянской культуры. 

promo narine13e october 24, 2019 07:00 2
Buy for 30 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic