narine13e

Category:

Сестры Хачатурян и фильм "Верзила"

Есть такой очень страшный фильм. Спойлерить не буду, посмотрите. До сих пор я считала, что фабула этого фильма спорная. Но после дела сестер и после реакции в обществе, окончательно поняла, что для таких как эти три несчастные это — единственный выход. Выход, которого почему-то не видят ни противники, ни защитники. Это очень страшный выход. И лучше делать так, чтобы реалии «Верзилы» так и остались фантазией.

Спойлерить не буду — посмотрите. Очень страшный, и очень правдивый фильм. Теперь пару слов о том, что не очень хотела озвучивать. Но все-таки скажу. Вот смотрите.

Позиция защитников

Отец — тиран и самодур. Насильник. Многие не верят именно в последнее, допуская факт психологического давления и, с разной степенью допустимости, побоев. Во всяком случае, убитый был невыносимым тираном, этому есть множество свидетельств.

Девочки находились в тюрьме всю жизнь. Невозможность защищаться. Некуда идти — для тех кто повторяет до сих пор о жалобах в позицию, повторю. У отца были связи с правоохранительными органами. В полицию при таком раскладе не пойдешь. Сбежать не сбежишь — даже не сомневайтесь что побег продлится час. Ведь никто не бывает таким наглым на ровном месте. Не мог бы Хачатурян доставать оружие средь бела дня и махать им перед лицом полузнакомых людей на улице, если бы не имел хорошей спины. Ведь этот незнакомый человек может оказаться не таким простым, и надо быть очень уверенным в своем тыле, чтобы так себя вести.

Что делать, когда ты маленький, мать не может тебя защитить, идти некуда? У консервативного общества один ответ — терпеть и молчать. Люди по всей России стали выходить на пикеты по одной причине — у жертвы абьюза должен быть выход из ситуации. И этот выход должен исключать убийство ради свободы. Теперь, когда случилось страшное, люди просят свободы для трех малолетних девочек, у которых не было выхода все эти годы. Выход — «молчать и терпеть», которые предлагает консервативное общество, не верящее в сексуальные домогательства — защитники не считают возможным. Я, кстати, тоже. Но освобождение считаю недостаточным.

Избавить сестер от тюрьмы и бросить их в большую жизнь не так страшно, как бросить  тюрьму. Но этого мало. Девочкам нужны годы терапии, возможно, на всю жизнь. Им нужно принципиально новая система координат в этой жизни, новый мир, в котором будет — внимание — жесткая дисциплина и новые возможности, новые способы добывать на хлеб, новые обязанности, новые возможности реализоваться.

Едва ли они получат это от мамы. Аурелия производит впечатление такого же забитого несчастного ребенка, только взрослого.  Правда ли, что ее мать была бандершей? Кто же знает? Современная пиар машина может весьма убедительно доказывать что угодно. Даже если сексуального насилия не было, жить с человеком взрывным, способным за несколько секунд наговорить гадостей, унизить, ударить тяжело даже взрослому. А тут подростки.

У сестер сегодня есть один единственный стержень, один единственный светлый остров, который делает реальной их реабилитацию. Это их любовь друг к другу. Но и необходим институт возвращения в общество, а его появление ох какая долгая задача. В СССР, кстати, существовал такой институт. Тогда речь шла о реабилитации беспризорных детей. Система была, может, и спорная, но на тот момент действенная. Детей, оказавшихся за бортом, отверженных обществом, снабжали инструментарием, который позволял им вернуться с улицы в большую жизнь. Учили РАЗГОВАРИВАТЬ, учили вести себя, учили мыть руки и ухаживать за одеждой.

Чему учить сестер Хачатурян? Во-первых, тому, что люди разные. Что мужчина — это не всегда угроза. Что можно зарабатывать каким-нибудь другим способом, не таким, как их папа — представьте себе, ведь они видели в жизни только то, что видели. И что сначала денег будет не хватать и нужно научиться терпеть трудности.

Очень часто рецидив у вставших на пусть исправления бывает вот по этой самой причине. Преступный мир — это в первую очередь очень быстрые деньги.  И тот кто знает, что может заработать очень быстро, редко соглашается зарабатывать очень медленно. Даже обратная цена не всех останавливает: деньги можно заработать очень быстро и очень много, но не всегда очень часто. И практически никогда — безопасно.

Есть очень важный момент, который редко понимают идеалисты. Девочки могут сорваться в любой момент. И это та горькая реальность, которую нужно осознать. 

Позиция осуждающих

Давайте уясним: осуждающие не верят в сексуальное насилие. Только на этом и держится их позиция. Они говорят, что Хачатурян просто «требовательный отец», у него было «обыкновенное строгое воспитание», и он «хотел вырастить дочерей чистыми, не такими как их мать». Что ж ты с ней жил столько лет?

У многих осуждающих  я встречу одну общую проблему: они правда думают, что Михаил Хачатурян был просто отцом семейства, который обеспечивал дочерей и своих мать с сестрами так, как мог. Ну да, запрещенные препараты, ну да, связи с криминальным миром, ну человек просто семью кормил, вон сколько людей у него на обеспечении! 

Так вот — нет. Эту семью вы считаете такой же, как ваша собственная, просто с более низким уровнем кругозора, но с такой же моральной строгостью. И очень ошибаетесь. Очень-очень сильно ошибаетесь. 

Во-первых, давайте уясним одну вещь: в Темном мире царит строгая иерархия. На самом его верху, вопреки представлениям бюргеров, не такие, как Хачатурян, а весьма сдержанные в поведении люди. Чем крепче сознание, тем больше уважения. Если вашим соседом по площадке вдруг окажется влиятельный в этом мире человек, вы годами не будете догадываться о роде его занятий. Эти люди не привлекают к себе лишнего внимания. А тех, кто без конца демонстрирует превосходство над несчастными соседями, тех, кто пугает простых людей оружием за простое замечание редко возводят в сколько-нибудь высокий ранг: тот кто привлекает к себе слишком много внимания, может легко привлечь проблемы на своих товарищей.

Заметьте, мы рассматриваем только то, о чем свидетельствуют незаинтересованные свидетели. Те, кто видел Михаила Хачатуряна своими глазами, но отношения к семье не имеет. И таких свидетельств много. Он был несдержан, любил показывать превосходство над людьми намного слабее себя: вспомним, что его соседи, жители простого дома на окраине Москвы. Люди не самые богатые, простые работяги. Как видим, сам жил не на Рублевке. 

Если вы любите парковаться перед подъездом, а на замечание бабок с лавки достаете оружие, то и вы имеете полное право говорить, что Михаил Хачатурян просто строгий отец, как вы сами. Но паркуетесь вы в собственном гараже, а махать перед лицом старухи нечем — оружия у вас скорее всего нет, а если бы было, то явно не для того, что пугать старую ворчунью.

Особенно доставили версии добропорядочных матерей семейств о распутстве сестер. «Они как их мать-проститутка», «устраивали в доме оргии», «он призывал их к порядку» — пишут они. Человек явно психопатического характера, в любой дискомфортной ему ситуации он орет, бьет, вопит. Призывает к порядку. Внимание вопрос: какие именно оргии рискнет ДОМА проводить 16-летняя девчонка, зная, что ее за это убьет отец? Станет ли она участвовать в оргиях вне дома, если ее не пускают даже в школу? 

Какие такие страшные распутства устраивали эти трое при таком строгом воспитании? Он орет — они оргию? Он бьет — они большую оргию? Прямо дома? Значит, грош цена его воспитанию. Не действуют его побои. И не такой уж он и авторитетный человек — собственные дочери вопреки побоям прямо в его доме устраивали оргии. Да? На самом деле, конечно же, нет. Мог ли он избить за фото, на котором одна из девочек в сделала селфи в купальнике? Вполне. Но это фото он скорее всего, даже не видел. Иначе бы ПРОСТО СТРОГИЙ ОТЕЦ заставил удалить снимок, не так ли? А если видел, и избил, но удалять не стал — то почему? Не видел? Ну значит и бить было не за что. А он бил. Это не отрицаю даже осуждающие, считая избиение формой строгого воспитания.

Ок, откуда взялась у девочек тяга к распутству? Мать научила! Рассмотрим и эту картину. Приезжает мать и говорит: «дорогие дочери! сегодня у нас урок РАСПУТСТВА! Итак!».  Тут входит отец и выгоняет Аурелию из дома, а детей бьет. Но детей уже научили плохому. Хорошо, рассмотрим эту ситуацию с другой стороны. Михаил — агрессивный человек. Его жена НА САМОМ ДЕЛЕ стала с кем-то кокетничать. Вопрос — сколько секунд при таком поведении ей осталось бы жить, учитывая, что у мужа пистолет и связи?

Если бы армянская консервативная общественность поверила в сексуальные домогательства, Михаила разорвали бы в первую очередь те самые добропорядочные домохозяйки. Но люди не верят. За последние годы у всех было немало поводов убедиться в том, что пиар-машина легко может выдать белое за полосатое, а слона за муху. 

Что нам, простым людям, думать?

Мы можем так никогда и не узнать, что случилось в доме Хачатурянов. Допускаю ли лично я факт сексуальных домогательств? Пусть простят меня многочисленные родственники Хачатуряна, у которых, конечно же, не укладывается это в голове, но да, не исключаю. Кстати, а почему никто не думает, какого приходится этим людям сейчас? Каким бы не был Михаил — это был сын, дядя, брат. Его тоже любили, и родные, конечно, не верят и не поверят в его виновность. И знаете что — имеют право. В их глазах сейчас рухнул целый мир.

А если не было сексуального насилия, то было очень жестокое психологическое. Невыносимое. Чтобы маленькие девочки нанесли огромному мужчине столько ударов, нужно очень сильно годами доводить их до животного отчаяния. Иначе просто не хватит  физических сил. Вовсе не обязательно при этом насиловать. Можно просто изводить. Вот вы, уважаемые добропорядочные граждане, как часто подзываете к себе жен и детей колокольчиком, как прислугу? Уверена, что никогда — вам ведь достаточно просто попросить? И скажите, ведь ничего же — и без побоев ведь кого-то слушают, и без побоев уважают?

Человечество когда-то избавлялось от преступников, просто выгоняя их из стойбища. Человечество знало, как опасна наследственность. И что дети преступника, скорее всего, повторят поступки родителей. Изгнание решало множество проблем. Преступник мог просто умереть, ведь добывать еду было не так просто. Мог выжить и даже обрасти небольшой бандой. Или даже большой. Но постепенно люди населили всю землю, и выгонять преступников стало просто некуда. Тогда стали придумывать адаптивные инструменты, чтобы человек смог вернуться к людям в порядочное общество. Туда, где доходы не бывают стремительными, где нельзя заработать много за один день, а придется вести размеренную, может даже скучноватую жизнь? Так вот, сегодня у нас их нет. И это проблема. Сможем ли мы ее решить? Сможем, если будем помнить о такой необходимости. жертв абьюза гораздо больше, чем принято думать, доказать его факт непросто.

А вот что на самом деле необходимо так как это, чтобы таким девочкам было куда бежать, а затем — где учиться жить по-другому. И да, а что, таким, как Михаил не нужно помогать справляться с гневом? Мир не может улучшаться только в одну сторону, так его не улучшить никогда. И что вы, уважаемые добропорядочные граждане делаете с этим миром, когда называете его поведение нормой и «строгостью»? 

promo narine13e october 24, 2019 07:00 2
Buy for 30 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic