narine13e

Инфантилы превращаются в титанов подвига, часть I


Стране не нужны были розы, ей был нужен металл! И вот, милый недотепа Пьер Безухов превращается на экране в грозного великодушного мыслителя о ВЕЛИКОМ, а бедный, трогательный до боли, доктор Дымов — в  сверхчеловека, павшего рыцаря науки.

Начнем, пожалуй с экранизации рассказа «Попрыгунья» (1891) Антона Павловича Чехова. Режиссер Самсон Самсонов в 1955 выпустил фильм, получивший «Серебряного Льва святого Марка» на кинофестивале в Венеции. Осипа Дымова сыграл Сергей Бондарчук.

Итак, очаровательная Ольга Ивановна любит все необычное, яркое. У нее часто собираются на ужин голодные представители богемы лучшие музыканты, художники, артисты города вот вообще ничего не изменилось в артистической Москве.

Художник Рябовский, который в этом эпизоде критикует картину Ольги Ивановны да что там критикует, намекает, что мадам малярша, а не художник,  вот-вот станет ее любовником. Для охотников за халявой дорогих гостей накрыт стол, а хозяин дома смущенно не находит места в собственном доме. Оленька демонстрирует мужа гостям, как домашнюю зверушку:

«Лицо бенгальского тигра! А выражение кроткое и милое, как у оленя!» 

Дорогие гости идут за стол, Дымов отправляется думать о естественных науках. Он весь в размышлениях. У Чехова мы видим прекрасного человека науки, который так погружен в свой мир, что понятия не имеет о том, что находится за его пределами. Чеховский Дымов трогателен и слаб. Он не в состоянии навести порядок в собственном доме. В фильме Самсона Самсонова, мы видим несколько другую картину: Дымов напоминает былинного богатыря, исполнен стати и благородства.


Даже неловко приглашая к ужину толпу эстетствующих гостей, он грандиозен! Он будто Гулливер, который никак не поймет правил жизни в царстве лилипутов. Да, он неловок, но только от того, что попал в непонятный ему мир.

 Он не прогоняет из своего дома компанию бездельников вовсе не потому, что не может. Экранный Дымов ВЫШЕ этого. Он парит над пустыми прожигателями жизни, ужинающими пару раз в неделю за его, Дымова, счет.  Он — для чего-то большего, высшего, чем простые человеческие радости. 


Вот, например, эта сцена: жену Дымова бросил любовник, причем бросил на глазах у мужа и его коллеги изрядно потроллив как бы изнасиловав перед этим у них на глазах.  Мадам рыдает. Доктора после отвратительной сцены беседуют не о том, что пора выгнать из дому это идиётку, а о смысле жизни.

Печальный Дымов говорит:

Счастья нет и не должно его быть, а если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом.

Но эта фраза не из «Попрыгуньи», она из другого чеховского рассказа, из «Крыжовника». Без ее пафоса, поведение экранного персонажа выглядело бы в целом жалким, даже не смотря на его снисходительную отеческую манеру подбадривать рыдающую о любовнике жену: о, он выше простых человеческих страстей, много, много выше!

О, в этой сцене Дымов и его коллега Коростелев выглядят как два миссионера, наблюдающих за играми нецивилизованных дикарей. Они — люди науки, полубоги. Но увы, Дымов крепко повязан с этим низменным миром: Ольга Ивановна его супруга, и все ее сомнительные друзья едят и пьют за его, Дымова счет. Между тем, доктору приходится много работать.

Доктор Осип Дымов умирает. У Антона Чехова эта смерть — откровенное самоубийство: доктор спасает больного мальчика заведомо опасным способом, и заражается. Дымов угнетен, самый близкий человек — жена — живет в параллельном мире и за счет его изнурительного труда. 

У героя Бондарчука — героизм. Доктор побеждает болезнь, отдает жизнь за пациента.  Его смерть — большая утрата для медицинского сообщества. А супруга только теперь понимает, что была замужем за великим человеком.

Чеховский Дымов погиб от того, что не сумел справится с капризами жены. Дымов исполнении Бондарчука — принес себя в жертву на алтарь науки, а жена так, обстоятельство досадное, но все-таки из иного измерения.

в следующем выпуске тэга «сверхлюди Бондарчука» — Пьер Безухов

promo narine13e october 24, 2019 07:00 2
Buy for 30 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic