narine13e

Categories:

Подруги тифлисской Джоконды

Вчера мы говорили о Моне Натико, а сегодня я, как злобная свекровь, проверю хорошо ли носят тараз, народный костюм, ее тифлисские подружки. Спойлер: плохо, не канонично! Зато интересно. Итак, перед нами женские портреты, заказанные в позапрошлом веке Акопу Овнатаняну. Все они хранятся в Ереване, в Национальной галерее Армении. Как именно попали они в музей, известно сегодня лишь хранителю архива. Напомню только, что и сам мастер, и все эти дамы жили в Тифлисе.


И первое место занимает жена мастера! Именно ее одежда показалась наиболее «народной». На талии пояс-оберег, поверх платья надета традиционная накидка с разрезанными рукавами.


Чтобы нагляднее представить, о чём вообще речь, рассмотрим фотографию современной девушки в костюме, сшитом по лекалам прошлых лет. Платье, накидка, закрепленная поясом. Обратите внимание на рукава накидки — они не прошиты. Это и есть настоящий тараз.

Фраза «в каждой деревне свой костюм» не совсем верна. В каждой деревне свой ВАРИАНТ костюма. Но в базе всегда эти две составные части: платье и накидка. Головной убор как у девушки на фото, поверх которого завязывали платок, или кокетливую вуаль, как в Тифлисе. С рукавами обращались по-разному. Или ничего не делали, как на фото, или скрепляли у кисти браслетами, или как у некоторых наших дам закрепляли манжетами. Правда, под настоящий тараз корсеты не надевали, а у нас в подборке все дамы в корсетах, да еще с кринолином: и приличия соблюсти и от моды не отставать. Еще один важный момент: у девушки на фото накидка по типу халата. А у супруги Овнатаняна от накидки остались только рукава: юбка, похоже, цельнокройная. А под юбкой у всех, кроме мадам Ананян примерно вот такая штука. Фото отсюда.

Дольше всех продержались рукава. Мутировали они очень медленно, десятилетиями не сдавая позиций. Иногда  разрезанный рукав имел специальную петельку, которую надевали на палец, как на следующей картине:

Портрет Ананян, 1840-1850
Портрет Ананян, 1840-1850

Здесь европейское платье, поверх которого накинут знакомый нам предмет гардероба.  У этой дамы, как и у жены художника, в руках четки. И корсет, что уж там. 

Шушаник Надирян 1840-1850
Шушаник Надирян 1840-1850

Шушаик Надирян с золотыми часиками с эмалью — на цепочке. Цельнокройная юбка. Корсет. Пояс. Кринолин. Портрет в интерьере. Кстати, красный цвет платья в сочетании с розой в горшке может говорить нам о том, что Шушаник еще не замужем, но уже обручена.

Екатерина Давидовна Ротинова-Гургенбекова, портрет не датирован
Екатерина Давидовна Ротинова-Гургенбекова, портрет не датирован

Здесь от тараза остался только головной убор и тканный пояс-оберег. Рукава обычные, цельные, разве только крепятся на пальцах по-старинке. И тут не только корсет, но и юбка с кринолином. А вот уже знакомая нам Наталья Теумян:

Наталья Теумян, 1830-1840
Наталья Теумян, 1830-1840

Платье с небольшим кринолином, рукава прошиты и на пальцы не крепятся. Пояс-оберег. 

Назели Орбелян
Назели Орбелян

И наконец, полная утрата тараза: перед нами Назели Орбелян, одетая и причесанная по моде, без всяких признаков тараза. Надо бы установить ее личность, скорее всего родственница знаменитых братьев-академиков, возможно бабушка. 

Фотоматериалы отсюда и отсюда

promo narine13e october 24, 2019 07:00 2
Buy for 30 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic