narine13e

Categories:

Публицистика Туманяна

Григор Ханджян, иллюстарция к "Лореци Сако", Национальная галерея Армении
Григор Ханджян, иллюстарция к "Лореци Сако", Национальная галерея Армении

Вчера опубликовала краткие цитаты из колонок Ованеса Туманяна. Сегодня переводы отдельных колонок полностью. Возможно, продолжу. #Թումանյան150

О злобном отношении

Сегодня, после многолетнего наблюдения за нашей прессой, мы вынуждены отметить одну ее дурную черту,  а именно её отношение ко всем нашим учреждениям, ко всем начинаниям и к нашим деятелям.

Мы с абсолютно спокойной совестью заявляем, что было оно всегда таким злобным, всегда предвзятым, желчным и оскорбительным, вредоносным, растущим из партийных страстей. При этом всегда носит маску якобы непредвзятого, объективного, и имеет еще пару подобных ярлыков.

От поношения со стороны прессы не защищены  наша литература, наши писатели, какими бы невинными и талантливыми они бы ни были, не защищены наши общественные организации, как бы велики ни были их заслуги в деле благотворительности и культуры, не защищены общественные деятели, даже самые  достойные и честные из них. Словом - от нашей прессы не защищен никто и ничто. Спасаются от этой напасти лишь товарищи авторов по партиям и те, кто солидарен с ними во взглядах. 

Любое начинание  считается враждебным по отношению к своим интересам. Слава и успех любого деятеля, а порой даже и собственного журналиста, пресса рассматривает как вредоносное, стремится бороться со всеми и с каждым, ругать, передразнивать, мешать и душить.

Мы сейчас не хотим рассуждать о том, откуда эта озлобленность, жестокость, злорадство. Нам остается лишь с печалью в сердце пожелать, чтобы изменились наши нравы, искоренилась эта разуршающая манера, уродливый, варварский порядок, пожелать, чтобы он уступил, наконец, непредвзятой, достойной критике, широким и ясным взглядам, честному и доброжелательному отношению к нашим людям, и к нашему обществу, и чтобы пресса умела не только критиковать, но и поддерживать, и вдохновлять.

1910

Оклад армянского учителя

Время от времени внимание публики привлекает вопрос об окладе наших учителей. Иногда причиной этого интереса становится задержки выплат, а порой в обществе поднимаются споры о размере учительского жалованья. Одни считают оклад учителя недостаточным, другие, напротив - слишком высоким для общества, которое его обеспечивает. Это одна из самых острых проблем нашей школы и она  достаточно серьезна для того, чтобы быть вынесенной на публичное обсуждение. 

Кого мы представляем себе, говоря об армянском учителе? Обычно имеется ввиду бедный, одинокий, несчастный человек, обреченный на вечную нужду, с самыми скромными потребностями. Забудем же, наконец, это убогое и устаревшее представление. 

На самом деле армянский учитель - это человек с высшим или средним специальным образованием. И редкий учитель сегодня одинок: как правило, у него есть небольшая семья, жена и хотя бы двое детей.  Возможно, и один человек  в качестве прислуги.

Итак, много ли нужно, чтобы такая семья  жила достойно в городе или в провинции? В наших приходских школах, то есть - в крупных городах, учитель получает в среднем около 1000 рублей, а в провинции - 400. Возникает вопрос: возможно ли при такой зарплате содержать семью, обеспечивать детей пропитанием и образованием, восполнять хотя бы самые скромные потребности интеллигентного человека?

То есть - быть со спокойной совестью привязан к своему месту, станет ли добросовестно и безукоризненно исполнять свои тяжелые обязанности? Если оклад мал, и не удовлетворяет хотя бы простых потребностей, то учитель перестанет усердствовать, не будет отдаваться школе, и оставит школу при первой же возможности. И кто посмеет обвинять его? Ведь он в первую очередь человек, супруг, отец,  лишь потом - учитель, и он прекрасно видит как  вне школы живут и сколько получают люди с таким же образованием, а то и те, кто много ниже его по образованию и по своим нравственным качествам. И в конце концов, жизнь дорожает, дорожают аренда за жилье, еда, одежда, а его жалованье остаетя прежним.

Все вместе 

(о памятнике Х. Абовяну)

- Что вы намерены сделать для установления памятника Абовяну, с 200 рублями вместо необходимых 18 000? - спросил я господина председателя Объединения Культуры. 

- Мы будем устраивать вечера, приглашать богатых людей и обращаться к ним с просьбой, а что еще можно сделать? - отвтил он. 

И у меня как-то защемило сердце. Значит, может случиться так, памятник Абовяну будет установлен подобным образом, а на постаменте его будет красоватся надпись “Армянская нация - своему великому сыну”. 

Нет, это невозможно, так не должно быть. Каким бы измученным и бедным бы ни был армянский народ в настойщее время, этого допускать никак нельзя. Ведь это памятник не просто талантливому писателю или выдающемуся деяятелю. Это - памятник израненному сердцу армянского народа, памятник, которому предстоит стоять в священной Араратской долине на виду веков и поколений, чтобы потомки видели сколько мечей вонзено в него, сколько в нем боли и горя.

Он должен стоять вечно как безмолвно напоминать миру о мучениях и ужаса, gережитых армянами. Есть еще один монумент, который однажды армяне воздвигнут на берегах озера Ван, на Нарекских скалах, чтобы он рассказал небу, “гласом из глубины сердца”, поведал целую “Книгу скорбных скитаний воплем  сердца сироты”.

Вот это будет идеально. Пусть слышат и небо, и земля. И они должны услышать, потому что это расскажет не язык, не уста, а расстрелянное сердце, которое которое пылает вместе с землей, это измученная душа, стоны которой долетают до небес.

Эти монументы нужно воздвигнуть всей нацией, а не с помощью благотворительных вечеров, или кошельков состоятельных господ. Это - обязанность, но вместе с тем и право, которое пренадлежит каждому армянину.

И пусть установка памятника будет отложена до того, как будет сбрана необходимая сумма, лишь бы это дело сстало общим делом армян.. 

Его памятник должен быть установлен за те самые горькие три рубля, которые жертвует сегодня рабочий Анушаван Абовян, жертвует вместе со своей национальной гордостью и трепетом сердца. Но в этих трех рублях - сама щедрость. Пусть по копейке, но давайте соберем на памяник все вместе, чтобы участвовал каждый, потому что Абовян принадлежит всем, и в нем - каждый из нас.

1910


Орудия Тораманяна

Один из виднейших ученых Европы  в своей частной переписке заявяет: “Мы открываем дорогу орудиям Тораманяна”.

Орудиями уважаемый ученый называет собранные г-ном Тораманяном образцы армянской архитектуры, которые будут  представлены в Европе в ближайшем будущем. Говорят, что это новшество для Европы, и в настоящее время  знакомя с ними европейцев, открывает “дорогу для орудий Тораманяна”.   

Да, это именно орудия, армянские орудия, самые благородные и мощные из всех орудий, когда-либо созданных человеком. Они несут в себе творческий гений и возможности армянского народа, они идут завоевывать армянам любовь и призвание, уважение и восхищение среди просвященных {наций}.

Деятели, поистине, похожи на полководцев, а их деяния подобны орудиям, которые властны над временем и расстояниями.

Но как любому полководцу для победы нужно иметь воодушевленный и преданный тыл, так и каждому деятелю необходимо знать и ощущать, что его спина прикрыта.

И вот, появился армянский архитектор гн Торамаян, который показывает Европе и всему миру, что существовала самобытная армянская архитектура,  и что армянская  школа повлияла на архитектуру как  соседних, так и  дальних стран. Тораманян заставил вспомнить о забытой в истории искусств главе, название которой “Армянская архитектура”.

Европейцы говорят, что это новость для них, но следует признаться, что это так же новость и для нас, армян.   

И вот эту важную новость г-н Тораманян осветит со всеми свидетельствами и иллюстрациями в суббоут вечером на организованном Обществом Армянских Писателей публичном вечере.

Пусть придут армяне, увидят и убедятся что не всегда они были такими, как сегодня, пусть придут и увидят, кем они были в прошлом, пусть воспрянут духом, и наполнятся надеждой о будущем нашей нации.  

Раскаяние

Простите нас, о курды, о турки, простите за то, что в 1878 году отравились мы  в Берлин пожаловаться на содеянные вами ограбления, насилия, убийства, поджоги и разрушения, простите, что назвали вас варварами и зверьми, а их - человеколюбивыми судьями.

Мы, конечно, уже тогда слышали о том, что даже прогнившие кости одного их солдата не стоят всего этого. Мы очень удивились тогда и пришли в замешательство, от того, что люди могут быть так жестоки. Но тогда мы еще не слышали того, что слышим сегодня, не видели того, что видим сегодня, и нам оставалось лишь пребывать в недоумении. Но сегодня, когда столько всего прояснилось перед миром, сегодня, глядя на агонию расстрелянных “гуманными” немцами крестьян, слыша бессильные вопли злосчастной милиции и ей подобных служб, под звуки проклятий умирающих с выколотыми глазами и отрезанными языками людей, под красным светом горящей библиотеки Лювеня, под грохот разрушающегося Реймского собора, мы вынуждены создаться в собственной наивности и попросить у вас прощенья за то, что противопоставляли вас просвещенным.

В наших сердцах до сих пор жил храм, во много раз превосходящий  Реймский собор. В нем просвещенный человек жил отдельно от вас.  Но они разрушили этот великолепный храм, и остались без крыши, среди руин, среди вас и с вами наравне.

Больше не обманут нас их техника и хитроумные искусства. Прав был простой народ, называя все это “уловками сатаны”, детищем черствого разума. И в духе ее просвещения нет ни божьего дыхания ни человеческой совести.

Кажется, зря приходят в этот мир великие философы, великие ученые и великие поэты,   их идеи и высокие слова, похоже остаются для человечества красивой,  роскошной безделушкой. 

promo narine13e october 24, 2019 07:00 2
Buy for 30 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic