narine13e

Category:

Советское христианство

Недавно беседовала с ровесником, которого, как и меня, занесло в молодости в активное консервативное христианство. Объясню, что это значит: так происходило с бывшим советским юношеством, сильно любившим родину. В христианстве мы видели преданность, любовь к родине, для нас воцерковление было возвращением к корням. Отмечу две важные вещи: во-первых, у нас с моим собеседником разные национальные, церкви. Во-вторых, многие наши ровесники уходили в модные неопротестанские течения. А для таких как мы  поддержка своей старой конфессии была неким гражданским актом. Побеседовали, пришли к выводу, что все это в прошлом, но как-то интересно и очень одинаково переболели  многие  в нашем кругу. Поговорили и разошлись. А я себе подумала... А ведь у нас, у советских людей, было представление о христианстве очень рафинированное. И вот на этом мы все и попались. 

Ну, у христиан Востока, вот такой жути нет. Но все-таки... Фото: Валерий Моряков, ссылка в конце текста
Ну, у христиан Востока, вот такой жути нет. Но все-таки... Фото: Валерий Моряков, ссылка в конце текста

Для нас, советских детей, церковь изначально была символом всего самого светлого, правильного, доброго. Из всех заповедей главными были те, что про любовь. Карикатуры на тему священнослужителей воспринимались, как поклеп. У друзей, оказавшихся к неопротестантских кружках все было примерно, как у нас. Но если мы считали их невольными предателями, то они нас — заблуждающимися ретроградами. Так и жили. 

Сейчас, когда все закончилось, я вспоминаю некоторые моменты, на которые тогда все мы закрывали глаза. Например, чувство ужаса, когда я осознала, что такое мощи. Многие годы это слов было в ходу. И никто ведь ничего не скрывал. И тут до меня доходит, что вообще-то мощи, это кусочек мертвого тела. Тайны ведь из этого нико не делал? Нет. Но как-то проходило мимо сознания, что это не просто символ, а кости, к которым присохла плоть. И это все настоящее, не кукольное. 

Одна моя знакомая неопротестантка покинула общину потому, что ей запрещали ходить на могилу к ее бабушке. Она сначала и не ходила. А потом поняла, что глубоко неправильно все это. 

Чем больше мы старались жить по канону, тем больше возникало вопросов. И в конце приходило осознание, что христианство — это культура монашеская. И быть христианином означает, в первую очередь, монашество, уход от мира. Пока ты живешь, пока ты ходишь на работу, рожаешь, зарабатываешь, радуешься жизни — ты недостаточно хорош для христианства, для религии скорби. В идеале христианин уходит от мира. «Умер для этого мира» — так говорят о монахах. Они уходят туда, где не должно быть места удовольствиям. 

Члены неохаризматических течений монастырей не признают. У них монастырем является сама община. Ведь во многих сообществах существуют запреты на косметику, ограничивается общение за пределами «своих», жесткая отчетность перед общиной о частной жизни, еще что-то. Чем не мини-монастырь, чем не царство «умерших для этого мира»?

И так на самом деле во всем. Мы приезжаем в новую страну со своим набором представлений о ней, а на практике выскакивают подводные камни, о которых никто не предупреждал. Мы получаем работу в корпорации мечты, и оказывается, тут тоже есть полно аспектов, о которых все знают, но никто не расскажет.  И так далее, у каждого свой условный рай, который перестает быть таковым, как только ты оказываешься внутри. Условный рай — недосягаемое место, о котором у нас представления как о территории без зла.

И что ж случается потом, когда рушится представление об условном рае? Когда мы обнаруживаем, что устроен он не так, как ожидалось? У каждого по своему, кто-то ищет новое место, кто-то преодолевает депрессию, и забывает, но навсегда перестает идеализировать.


Фото отсюда.


promo narine13e october 24, 2019 07:00 2
Buy for 30 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic