Category: архитектура

Поддержать проект


Это - Саят-Нова. Он был великим ашугом, путешествовал, и заходя к людям в гости, рассказывал о том, что он видел в дальних странах. Я не великий ашуг. Я просто пишу об армянской кульутре на русском языке.


Поддержать мои исследования

Каталог материалов об армянской музыке

Каталог спойлеров армянских романов. Обновляется.

promo narine13e october 24, 07:00 1
Buy for 20 tokens
В 1910-е годы была написана культовая пьеса Левона Шанта. В Армении она и теперь культовая. Сюжет мистический: духи древнего капища регулярно общаются с монахами, построившими на этом месте свои алтари. Здесь — подробное изложение сюжета. Ниже — совсем краткое содержание, чтобы понимать, о чем…

Армения на ВДНХ и кое-что из семейного архива

В восьмом номере армянского «Пионера» за 1954 год — рассказ о поездке юных школьников в Москву, на ВДНХ. Репортаж задержит описание основных достопримечательностей выставки, и кое-какую интересную информацию о павильоне «Армения» (архитекторы Каро Арабян и Самвел Сафарян). Но для начала — обложка номера.

Collapse )

Откуда пошли Дворцы пионеров и причем тут ереванская Опера

Так и хочется начать издалека. Но не хочу запутать читателей, потому сразу спойлер: Дворцы пионеров и Дома культуры придумали, еще до революции. И обнаружила я это, изучая... историю создания Ереванского Театра Оперы и Балета.  Но обо всем по порядку!

Ереванская опера. Архитектор Таманян. Гран-при парижской выставки 1937
Ереванская опера. Архитектор Таманян. Гран-при парижской выставки 1937
Collapse )

Диккенс и Аленький цветочек

Помилуйте, господа, какой Тарковский? Самый арт-хаусный советский фильм — это «Аленький цветочек». Фильм снят по одноименной сказке Сергея Аксакова и с элементами романа Чарльза Диккенса «Большие надежды». Я вообще не понимаю, как такая прелесть не стала культовой? 

Collapse )

Растащили дворец по кирпичику

У Акопа Коджояна есть одна очень интересная картина. Она в самом конце поста. Деревенский дом. По улице идет крестьянка. Она шагает мимо полуразвалившегося забора, один из камней которого, как-то слишком роскошен для скромного домика в селе Гарни. На нем, кажется, чей-то герб.

Collapse )

Парадное и черный вход

Еще встречаются старые городские дома, в которых помимо парадного выхода на улицу был еще один, непрезентабельный как правило,  выход во двор. Этот порядок устройства дома очень старый. В последних зданиях входы несильно отличаются. Разве только парадный имеет лестницу, лучше освещен. А когда-то разница была впечатляющая.

Продолжение. Начало, как ни странно, здесь.

Collapse )

Музей Комитаса в Ереване

В 2015 году в Ереване открылся музей-институт Комитаса. Расположен он на территории парка, также носящего имя композитора. Когда-то на этом месте находилось городское кладбище, теперь — сквер и Пантеон, где похоронены сам Комитас, Лео, Сос Саркисян, Фрунзик Мкртчян,  Мариам Асламазян, Офелия Амбарцумян, Сергей Параджанов и многие другие знаменитости. Но об этом в другой раз. Сегодня — о музее.

Collapse )

Нужен ли нам музей Таманяна?

Из сквера вокруг Театра Оперы и Балета после оживленного противостояния убрали кафе. Процесс демонтажа заведений наделал много шума, вызвал общественный дискурс. Армянские архитекторы вздохнули с облегчением: вернув таманяновский облик любимой Опере, пора поговорить о ликвидированном в 2016 году музее архитектора. С предложением восстановить музей на новом месте, в Доме архитектора, выступил историк архитектуры, профессор Карен Бальян. Но обо всем по порядку.

Александр Таманян спроектировал в начале ХХ века столицу Новой Армении. Главный, центральный город должен иметь особую архитектуру, недостаточно просто получить титул столицы. Задача стояла непростая. Одно из важнейших зданий Таманяновского Еревана – Народный Дом, известный нам как Театр Оперы и Балета имени Спендиарова и окружающий его сквер. В 1937 году проект был удостоен высшей награды Всемирной выставки в Париже. 

Collapse )

Чей-то забытый дом

Арка около кинотеатра "Пионер". Ереван, 1989 год, Герман Авакян
Арка около кинотеатра "Пионер". Ереван, 1989 год, Герман Авакян

Нужно было получить справку. Уже не помню, какую и о чем — моя подрeга оформляла бумаги на выезд в Америку. Давно это было. Мы пришли по адресу — улица Абовяна, чего-то там. Старенькое, старенькое двухэтажное здание, облупленные стены, скрипучий пол. Как счастливо новое поколение, не видевшее советских и особенно постсоветских учреждений... Справку выдали. 

— А знаешь, здесь жила только одна семья, — сказала я на лестнице.

— Это как?
— Мы в особняке богатой семьи. Смотри, в стене ниша, она просто закрашена. Могу поспорить, что на стене была фреска. А тут, видимо большая люстра — смотри, след остался. Это парадный вход. Под лестницей должен быть черный выход во двор.

— Ого! Спасибо, что сказала. Как необычно...

-Посмотри, все эти одноэтажные дома принадлежали семьям. Внизу обычно жила прислуга, на втором этаже хозяева.

Мы предположили, что именно по этой приичне многие ереванцы терпеть не могуn квартиры на первых этажах даже современных панельных зданий.
Мы заглянули под лестницу. Дверь во двор была завалена мебелью. 

Прошло много лет. Подруга осталась в Америке, вышла замуж за ирландца, который вскоре стал учить стихи Туманяна на языке оригинала. Как-то раз меня занесло во дворик старого здания где-то в районе Вернисажа. Со мной был парень с камерой. Да-да,  я так стара, что застала камеры VHS.

Тигран что-то снимал, а я ему рассказывала, что вот этот вот краник во дворе — часть первого ереванского водопровода, который построили в 1890-е. Из подвала вышел мужчина:

— Вы не к нам?

Collapse )